16.08.2017

История Милдред Харрис, рассказанная ею самой: ч.3

История Милдред Харрис, рассказанная ею самой

_____________
Милдред Харрис, 1927 г.

ЧАСТЬ I – III


ЧАСТЬ VII

Любимым автором Чарли Чаплина был, несомненно, Эдгар Аллан По. Он перечитывал его рассказы по много раз – вероятно, его привлекала определенная схожесть темпераментов. Он любил книги и пьесы Оскара Уайлда. Из современных авторов больше всех ему нравился Марк Твен. Он не только прочитал все его произведения, но, если не ошибаюсь, прочитал даже его четырехтомную биографию за авторством Пэйна, которая включает в себя великое множество забавных историй, бесед Марка Твена и такие его взгляды, каких не встретить в его книгах. Впрочем, Чарли Чаплин вообще очень много читал – самых разных книг. У него была очень большая библиотека, и сейчас она наверняка разрослась еще больше.
(Прим. ред.: Мы спросили Милдред Харрис, рассказывал ли ей Чарли Чаплин когда-нибудь о своей возлюбленной, которая была у него в Лондоне, когда он был еще подростком. Мать девушки считала, что он был слишком беден, чтобы жениться. Мисс Харрис ответила, что однажды он вскользь упомянул при ней об этой истории. Она попросила его рассказать больше. Но он не стал вдаваться в подробности. История в том виде, в каком она была рассказана одному из его коллег по работе, звучала так: когда ему было лет восемнадцать или девятнадцать и он зарабатывал не больше 10 долларов в неделю, он влюбился в девушку, которая была немного старше его. Родители девушки были людьми скромного достатка, и ее мать запретила Чарли даже упоминать о помолвке, поскольку у него не было средств, чтобы содержать жену, и вряд ли они когда-нибудь у него появились бы. Чарли и девушка расстались в слезах*. В 1910 году, приехав в Америку в возрасте двадцати одного года, Чарли всё еще оставался никому не известным и низкооплачиваемым актером водевиля. Он мало продвинулся на своем пути «из грязи в князи», пока оставался на сцене водевиля в ролях, где нужно было говорить**. Тысячи актеров варьете умели «откалывать номера» не хуже него. Но однажды камера волшебным образом раскрыла его гениальность. Его непримечательная, почти жалкая жизнь в одночасье переменилась – от бедности и безвестности к богатству и мировой славе.
Он уехал из Лондона в 1910 году неизвестным актером двадцати одного года – нищим, непризнанным, постоянно пребывающим в поисках работы. Он вернулся в Англию лишь в 1921 году, впервые после своего оглушительного успеха в Соединенных Штатах. Это был его первый отпуск за многие годы. К его великому изумлению, на пристани его встречал лорд-мэр Саутгемптона, который произнес официальную приветственную речь в присутствии делегации от городского совета. Специальный поезд до станции Ватерлоо в Лондоне встречало более десяти тысяч людей.
Конная полиция сопровождала Чарли Чаплина сквозь многоголосую ликующую толпу, заполонившую Стрэнд и заблокировавшую уличное движение, к отелю Савой, где для него уже был зарезервирован (к его вящему смятению) королевский номер люкс***.
Через несколько дней он должен был предстать перед Королем и Королевой Англии в Букингемском дворце****.
Неделю или две спустя с подобными же почестями его встречали в Париже, где он получил орден Почетного легиона из рук французского министра, который, как это принято, расцеловал его в обе щеки после пожалования ордена*****.
Во время своего недолгого пребывания в Лондоне – согласно рассказу одного из его коллег – Чарли Чаплин снова отправился в маленькую цирюльню в глухом районе Лондона, в которой он некогда работал. После долгих участливых расспросов ему удалось найти адрес той женщины, в которую он был влюблен в юности. Он решил повидать ее. Она оказалась женой цирюльника и матерью пятерых детей.
В истории оглушительного успеха Чарли Чаплина – бедного мальчика, которого теперь чествовали короли – наверное, не найдется более интересного эпизода, чем этот. Однако из-за его нежелания рассказывать о себе или же предаваться воспоминаниям узнать подробности этой истории оказалось невозможно. Это случилось уже после его развода с Милдред Харрис. Один из коллег Чарли Чаплина цитировал его слова: «Разве не парадоксально, что когда я хотел жениться, то не имел такой возможности из-за того, что у меня не было денег. Теперь же, когда денег у меня более, чем достаточно, жениться мне не хочется».)

10.08.2017

Чарли Чаплин и Милдред Харрис на летном поле

Как ни странно, существует очень мало фотографий, на которых Чаплин и Милдред Харрис запечатлены вместе, а на тех, что есть, обычно мало что можно разобрать. Вот одна из фотографий более-менее хорошего качества. Чарли и Милдред с друзьями на фоне самолета авиакомпании Сида Чаплина. Сид был основателем первой частной американской авиакомпании, которая просуществовала с 1919 по 1920 год.

Чарли Чаплин и Милдред Харрис на летном поле
Слева направо: Дуглас Фэрбэнкс, Марджори Доу, Мэри Пикфорд, Милдред Харрис и Чарли

07.08.2017

История Милдред Харрис, рассказанная ею самой: ч.2

Я продолжаю выкладывать перевод статей, опубликованных первой женой Чарли Чаплина в газете The Syracuse Journal в 1927 году.

***

История Милдред Харрис, рассказанная ею самой

_____________
Милдред Харрис, 1927 г.


ЧАСТЬ IV

Чарли Чаплин любил собирать вокруг себя небольшую компанию друзей, которые нравились ему не за их богатство, социальное положение или веселый нрав, а за их дружеское отношение, просто потому, что общение с ними доставляло ему удовольствие.
У него было очень мало настоящих друзей. Думаю, больше всех он любил Дугласа Фэрбэнкса и Джона Бэрримора. Как бы ни интересовались люди захватывающей профессией Чарли, мало кому из них самих удавалось заинтересовать его в большей степени, чем какому-нибудь бездельнику или обычному богачу. Очень, очень немногие женщины попадали в этот узкий близкий круг.
Ему случалось говорить, что расположение женщины стоит больше, чем все умы мира, и что он и на милю не подойдет к девушке, у которой ум преобладает над сердцем.
– Ни один мужчина никогда не рисковал жизнью ради того, чтобы спасти женщину, соблазнившись ее интеллектом, – сказал он мне однажды.
Я прекрасно знала, что интеллектуально я ему не ровня. Но мне кажется, девушкам нравится чувствовать, что их муж умнее, чем они. По крайней мере, я понимала его мысли и мечты, пусть даже я не могла разделить их с ним или хотя бы сказать ему, что я его понимала.
Если не считать его молчаливых настроений и его рассеянности, когда он всех воспринимал в штыки или, по крайней мере, не хотел ни видеться, ни разговаривать с кем бы то ни было, я не чувствовала себя обиженной или несчастной.
Он говорил мне иногда, что я была «отличным слушателем» – то есть говорил, когда был в настроении разговаривать со мной. Во время нашей помолвки и еще до этого он, бывало, читал мне стихи. Он прекрасно читает, и я могла слушать его часами.
Уже после свадьбы он иногда советовал мне те или иные книги, и я всегда с готовностью принимала его советы. Знаю, что благодаря ему я стала гораздо лучше разбираться в музыке, искусстве и литературе
– Я люблю тебя за то, что ты не пытаешься умничать, – сказал он однажды вскоре после того, как мы поженились.
И всё же я видела, что он был счастлив, когда проводил время со своими немногочисленными друзьями, которые говорили с ним на одном языке – языке книг, картин и музыки.
Они часто заходили к нам, и Чарли засиживался с ними до глубокой ночи, бесконечно рассуждая обо всех тех вещах, которых я не понимала.
Он хотел, чтобы я присутствовала там, но я видела, что он был всецело поглощен беседой: книгами, которые они обсуждали, музыкой или вечными сценариями, которые никогда надолго не покидали его мысли.

31.07.2017

История Милдред Харрис, рассказанная ею самой: ч.1

Следующие несколько постов будут посвящены Милдред Харрис.

Первая жена Чарли Чаплина, Милдред Харрис
Милдред Харрис была первой женой Чарли Чаплина. Они познакомились в начале 1918 года, когда ей было 16 лет, а ему 29 (хотя в своих воспоминаниях Милдред писала, что они виделись и до этого). В своей автобиографии Чаплин утверждал, что она буквально навязалась ему сама, у него же к ней был исключительно сексуальный интерес. Тем не менее, он долго ухаживал за ней и в итоге был вынужден жениться, после того как Милдред сообщила ему, что беременна. После свадьбы выяснилось, что беременность была ложной тревогой, однако, раз уж он оказался женатым человеком, Чарли понадеялся, что сможет сделать этот брак счастливым. Так или иначе, Милдред вскоре забеременела по-настоящему, и в июле 1919 года у нее родился ребенок, который прожил всего три дня. Через год их брак окончательно распался.

В 1927 году Милдред Харрис написала серию статей о своей жизни с Чарли Чаплином, которые публиковались в газете The Syracuse Journal с 31 января по 8 февраля. В ней она рассказывает совсем иную историю их знакомства и женитьбы и, естественно, ни словом не упоминает о своей мнимой беременности. Где же правда? Вероятно, как обычно, где-то посередине. Лично мне кажется вполне вероятным, что Чарли был действительно влюблен в нее поначалу, поскольку он легко влюблялся (и так же легко остывал), но вот то, что он прямо-таки жаждал на ней жениться - это, конечно, довольно сомнительно.

Эти статьи совпали по времени публикации с разводом Чаплина с его второй женой, Литой Грей. Можно даже предположить, что они были написаны в его поддержку, поскольку в то время пресса активно смаковала скандальные подробности развода - во многом, естественно, преувеличенные - которые не лучшим образом сказывались на репутации Чаплина. Милдред же сдержанна и объективна в своих воспоминаниях. Писала текст, скорее всего, не она сама, однако все суждения абсолютно точно принадлежат ей. И эта серия статей заслуживает внимания как раз по той причине, что в ней выводится очень точный психологический портрет Чарли Чаплина, каким он был в личной жизни.
Статьи сопровождались примечаниями редактора газеты, однако большую их часть я не стала переводить, поскольку они содержат слишком много фактических неточностей (и комментировать их было бы дольше, чем переводить) и ничего ценного не добавляют к рассказу Милдред. У самой Милдред тоже встречаются кое-какие неточности. Я откомментировала всё, что смогла.


История Милдред Харрис, рассказанная ею самой, о жизни с «Чаплином-гением»


«Самый смешной комик в мире – но печальная и трагическая фигура в личной жизни».
Так описывает Чарли Чаплина его первая жена Милдред Харрис. Сейчас, когда его бракоразводный процесс со второй женой, Литой Грей, ежедневно становится объектом пристального внимания общественности, личная жизнь этого гения трагикомедии вызывает большой интерес.
Так КТО же такой Чарли Чаплин? Как он живет? Каков он в быту? А главное – каково быть женой такого человека-парадокса?
На все эти вопросы авторитетно отвечает «История Милдред Харрис, рассказанная ею самой – Моя жизнь с гением».
_____________
Милдред Харрис, 1927 г.

ЧАСТЬ I

Я думала, что поставила точку в истории тех двух лет, что я была женой Чарли Чаплина.
Я смогла оставить в прошлом все счастливые надежды, последовавший за ними краткий миг осознания, разочарования и горести тех лет. Сейчас у меня новая жизнь. Я счастливая жена и мать, выступаю на сцене, чтобы поддерживать живым свой интерес.
Но когда я вновь увидела имя Чарли Чаплина на передовицах газет, я осознала, что люди неизбежно вспомнят о том, что я была первой женой Чарли, и начнут спрашивать меня:
– Что вы думаете об этом? Что вы можете сказать?
Я не хотела ворошить старые воспоминания, но поскольку я знаю, что должна это сделать, и поскольку я предпочитаю говорить сама за себя, чем рисковать быть неправильно понятой, я сама расскажу свою историю.
Мне было всего пятнадцать лет, когда я впервые встретила Чарли Чаплина. В пятнадцать лет я была впечатлительной и мечтательной девушкой, которая еще только училась быть «взрослой» и едва ли понимала, что это значит.
Это произошло в маленьком книжном магазинчике*. Я без особого интереса разглядывала книги, и мысли мои были бесконечно далеки от человека, чьи непревзойденные ужимки на экране так часто смешили меня.
Это было всё, что мне было известно тогда о Чарли Чаплине – забавном человечке из фильмов, чьи чудесные комедии я воспринимала так же обезличенно, как работу любого другого одаренного актера.
Я никогда не задумывалась о Чарли Чаплине, как о реальном человеке.
Но пока я стояла возле полок, погруженная в изучение книг передо мной, кто-то дернул меня за рукав. Обернувшись, я увидела Сида Граумана – человека, прославившегося своей великолепной организацией кинопоказов.
Рядом с ним я увидела еще одного мужчину – маленького, почти потерянного. Необычного маленького человечка с большими печальными глазами, изучавшими меня пристально и задумчиво.
Еще до того, как Сид Грауман представил нас, меня сразу привлекло странное магнетическое обаяние его спутника. Несмотря на свои юные годы, я всё же почувствовала, что этот человек – кто-то выдающийся.
– Милдред, – сказал мистер Грауман, – с тобой хочет познакомиться Чарли Чаплин.
Его слова поразили меня. Я и не подозревала, что Чаплин когда-либо слышал обо мне. Я никогда не думала о нем в отрыве от его фильмов.
– Он видел одну из твоих картин, – продолжал мистер Грауман. – Ты ему в ней очень понравилась. Он хочет посмотреть на тебя.
Той картиной была «Кукла Милдред» (Mildred's Doll), в которой я играла для Томаса Х. Инса, когда мне было всего двенадцать лет.
Пока мы стояли в том маленьком книжном магазинчике, Чарли Чаплин сказал мне с подкупающей простотой и искренностью, что ему понравилась моя работа, что он считал меня перспективной киноактрисой и что он хотел встретиться со мной, чтобы сказать мне об этом лично.
Это стало началом нашего знакомства. Разумеется, я гордилась тем, что моя игра понравилась такому крупному артисту. Я трепетала, как трепетала бы на моем месте любая пятнадцатилетняя девушка, от осознания того, что сам Чарли Чаплин, величайшая независимая звезда в мире кино, оценил меня в моей картине и захотел сказать мне об этом.
Только позже я понемногу начала осознавать, что заинтересовала его не только как молодая актриса, но и как личность. Наше знакомство постепенно переросло в дружбу – но многие месяцы за этим не было ничего, кроме дружбы между пятнадцатилетней девушкой и тридцатилетним мужчиной.

21.07.2017

Полная версия песни из фильма "Новые времена"

Здесь можно посмотреть полную версию песни из фильма "Новые времена", включая последний куплет, который Чаплин вырезал при перевыпуске фильма в 1954 году:

10.07.2017

The Vagabond (1916)

"Скиталец" - третий фильм Чаплина, снятый для студии Mutual, и еще один из его ранних экспериментов с драматическим жанром, который, на мой взгляд, получился наиболее эмоциональным и пронзительным. Сегодня этому фильму исполняется 101 год.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 1Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 2
 Он - обычный уличный музыкант.
Она - несчастная девочка, украденная цыганами у матери.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 3Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 4
 Они неминуемо должны были встретиться.
Чарли спасает Эдну от цыган.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 5Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 6
 Наводит красоту.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 7Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 8
 Но пока он мечтает о спасенной девушке,
в истории появляется новый герой.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 9Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 10
 Неприятный сюрприз.
(Мне очень нравится лицо Эдны на втором кадре.)

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 11Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 12
 Кажется, всё пошло совсем не так, как ожидалось.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 13Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 14
 Он пытается показать, что он не хуже (кстати, портрет
очень даже похож!), но Эдна безутешна.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 15Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 16
Благодаря портрету Эдны, написанному художником, мать
узнает свое дитя, за чем следует счастливое воссоединение.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 17Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 18
 Пришла пора прощаться...

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 19Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 20
 ...или все-таки нет?

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 21Кадр из фильма Чарли Чаплина "Скиталец" (1916) - 22
Истинная любовь всё расставит на свои места,
и у этой истории будет счастливый конец.

30.06.2017

Эгон Киш "Сотрудничество с Чарли Чаплином"

Чарли Чаплин и Вирджиния Черрилл, "Огни большого города" (1931)

Известно, что во время съемок "Огней большого города" тяжелее всего далась Чаплину сцена знакомства Бродяги и слепой цветочницы. Эту сцену можно назвать краеугольным камнем всей картины, и все же Чаплин долго не мог найти к ней правильный подход. Свидетелем этих творческих мук стал чешско-немецкий писатель и журналист Эгон Эрвин Киш, посетивший студию Чаплина в 1929 году. Ниже вашему вниманию предлагается отрывок из его воспоминаний.

Эгон Киш
Сотрудничество с Чарли Чаплином*


<...> О нет. Не в уединении, я вижу очень много друзей, в особенности Чарли Чаплина и Дугласа Фэрбенкса. Чаплин – замечательный человек, хотя он, к сожалению, не отвечает на письма. Он – социалист и встречается с радикалами, что вызывает большое возмущение в известных кругах. Я знаю историю его жизни и его брака. Все было иначе, чем писали. У Чарли была предвзятая идея: он был убежден, что для каждого человека где-нибудь на свете припасена идеальная женщина, также и для него. С этого пункта его нельзя сбить. Но он совершенно излечился от мысли, что можно – до того как найдется эта идеальная женщина – жениться на неидеальной... Мы, собственно, могли бы пока заглянуть к нему, хотите?
Конечно, я хотел этого, ибо Чаплин один из тех праведников, ради которых Америка еще должна быть сохранена от судьбы Содома и Гоморры.
Второй праведник – это тот человек, который задал мне вопрос о Чаплине. Это Эптон Синклер. <...>
Я сказал Синклеру, что уже давно выражаю желание попасть к Чаплину, но еще вчера «великие люди» киноискусства говорили мне, что все их попытки познакомиться с Чаплином закончились неудачей и что все обитатели Голливуда, которые хвастаются тем, что являются первейшими друзьями Чаплина, на самом деле в лучшем случае видели его когда-нибудь, когда он ужинал в ресторане Генри.
– Да, его, конечно, чрезвычайно осаждают посетители, – сказал Синклер, – больше ста человек в день приходят к нему со всевозможными предложениями, с выражениями симпатии и удивления, с просьбой только поглядеть на него, со всевозможными проектами и попытками получить от него подачку.
Синклер тормозит свой автомобиль на углу Longpré Avenue и La Brea Avenue перед группой домиков с красными крышами. Трудно предположить, что в этих домиках таится что-то особенное, меньше всего – что это киноателье; обычно киноателье в Голливуде – гигантские каменные строения с решетчатыми воротами, привратниками у ворот, весь фасад зданий испещрен кинорекламой.
Здесь на крошечной металлической дощечке выгравировано: «Студия Чаплина». Мы входим в бюро, то есть мы направляемся к барышне, которая попеременно работает на коммутаторах телефона и над выполнением корреспонденции. Мы идем дальше во двор, в настоящий двор, на котором расположены фильмовые сооружения. Где-либо в другом месте это не был бы двор, а если бы и был таковым, то он назывался бы «Stage № 35», вход во двор был бы запрещен посторонним лицам, а у входа в величественной позе стояли стражи.
Двое мужчин здороваются с Синклером и рассказывают, что только что происходила съемка. Вдруг один из них говорит:
– Вот идет босс.
Босс! Старик! Шеф! Мы оборачиваемся лицом к боссу, к Чарли Чаплину. Если бы он появился по крайней мере в приличном костюме, – как это подобает боссу, шефу, старику, – то в те промежутки времени, когда он – не босс, не шеф, не старик, – он мог бы являть образ того печального бродяги с его комическими затеями, которого мы так любим в Чаплине. Но он и сейчас подходит к нам в заплатанных, обвислых штанах, в заплатанных огромных ботинках, со съехавшим набок галстуком и расходящимся пиджачком. Он только что вернулся с работы, он босс, которому приходится постоянно работать.
– Алло, Эптон! – кричит он еще издалека. – Удивительно, что вы вдруг вздумали меня посетить!
Синклер сообщает ему что-то по поводу гостя, которого он привез с собой.
– Это превосходно! – воскликнул живой, оригинальный Чарли Чаплин в собственной персоне и пожимает мне руку.

Чаплин и Эгон Киш на студии

26.06.2017

The Gold Rush (1925)

А сегодня исполняется 92 года со дня выхода "Золотой лихорадки". Мне нравится мысль, что ее премьера почти день в день совпала с днем рождения Джорджии Хэйл.
Как бы там ни было, ниже оригинальная концовка фильма 1925-го года, которую Чаплин вырезал, когда перевыпустил фильм в 1942-м. Почему он это сделал - до сих пор загадка для всех, но, быть может, так он хотел сделать конец более недосказанным.

25.06.2017

The Salvation Hunters (1925)

"Охотники за спасением" (1925) - первый фильм Джозефа фон Штернберга, который иногда называют первым образчиком американского независимого кинематографа, а также первым американским полнометражным авангардистским фильмом. Чаплин давал ему крайне высокую оценку и обеспечил его распространение через United Artists. "Я с большим удовольствием рекомендую "Охотников за спасением" кинолюбителям, - писал он. - Для меня он явился спонтанным и превосходным примером сочетания техники киносъемки с художественной выразительностью композиции и ритма. Это замечательная картина - и не похожая ни на какую другую". (Источник: документальный фильм Josef von Sternberg, Salvation Hunter (2016), отметка 26:35)

Кроме того, "Охотники за спасением" - первая заметная роль Джорджии Хэйл, родившейся в этот день 117 лет назад. Именно благодаря ему Чаплин заметил ее и пригласил на роль своей ведущей актрисы в "Золотой лихорадке" на замену Лите Грей.


Джорджия Хэйл была спутницей Чаплина примерно с 1929 по 1932 годы (фактически до 1931-го, так как затем Чаплин отправился в восемнадцатимесячное кругосветное путешествие, за время которого ни разу не написал Джорджии, что и послужило в дальнейшем причиной их разрыва).

С Днем рождения, Джорджия.
(25.06.1900 - 07.06.1985)
Джорджия Хэйл в "Охотниках за спасением"
Джорджия Хэйл в "Охотниках за спасением".
Кадр из документального фильма Josef von Sternberg, Salvation Hunter (2016)

20.06.2017

Чарли Чаплин на съемках "Огней большого города" (ок. 1929)

Нашла интересное фото на eBay. Такое мне раньше не попадалось. Здесь Чарли Чаплин со своим другом - послом в Испании и Перу Александром Муром на съемках впоследствии вырезанного эпизода с застрявшей щепкой (вон она даже на фото присутствует), но Чарли позирует в витрине:

Чарли Чаплин и посол Александр Мур на съемках "Огней большого города"

18.06.2017

The Immigrant (1917)

Сегодня очередной фильм Чарли Чаплина отмечает красивый юбилей: фильму "Иммигрант" исполняется 100 лет. Это одна из самых знаменитых короткометражек периода Mutual и одна из моих самых любимых у Чаплина.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 1Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 2
 Приятный (или не очень) круиз через Атлантику.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 3Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 4
Первая встреча Чарли и Эдны.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 5Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 6
 Чарли показывает свой классический жест Фрэнку Коулмэну.
А выигранные деньги отправляются в фонд помощи дамам в беде.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 7Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 8
Иммигранты любуются статуей Свободы. Чарли выглядит не особенно
впечатленным. Заодно можно полюбоваться на Америку 1910-х годов.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 9Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 10
Судьба снова сводит их вместе.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 11Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 12
Неплатежеспособный клиент.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 13Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 14
У кого-то большие проблемы.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 15Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 16
Чарли находит деньги... но ему это не помогает.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 17Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 18
В конце концов, положение спасает художник.
Все довольны... кроме, разве что, официанта.

Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 19Кадр из фильма Чарли Чаплина "Иммигрант" (1917) - 20
"'Иммигрант' волновал меня больше, чем какой-либо другой
из моих фильмов, - писал Чаплин в My Life in Pictures. -
Его финал казался мне весьма поэтичным".