31.05.2018

Советы по актерскому мастерству от Чарли Чаплина

Хочу представить вашему вниманию подборку советов Чарли Чаплина, которые в разное время он давал своим актерам. В основном они воспроизведены по воспоминаниям тех, кто с ним работал (Лиллиан Росс - журналистка и близкий друг семьи). Когда охватываешь все цитаты одним взглядом, становятся понятны основные принципы, которых придерживался Чаплин в актерской игре. Что удивительно, при такой диктаторской режиссуре, какой он славился, многие отмечают, насколько большое внимание он уделял раскрытию индивидуальности актера. Кроме того, интересны сами формулировки.

Начать же хочется с тех строк, которые сам Чаплин посчитал уместным включить в свою автобиографию:
Кто-то сказал, что искусство игры актера определяется его раскованностью, полным освобождением. Этот основной принцип приложим ко всякому искусству, но актер особенно должен уметь владеть собой, внутренне себя сдерживать. Какой бы бешеной ни была сцена, в актере всегда должен жить мастер, способный оставаться спокойным, свободным от всякого напряжения, - он ведет и направляет игру страстей. Внешне актер может быть очень взволнован, но мастер внутри актера полностью владеет собой, и добиться этого можно лишь путем полного освобождения.

...Важнее всего уметь ориентироваться, другими словами, твердо знать в каждое мгновение на сцене, где ты находишься и что ты сейчас делаешь. Выходя на сцену, актер должен знать, почему и где он остановится, когда повернется и где станет, когда и где сядет и будет ли он говорить, обращаясь прямо к партнеру или в сторону. Способность ориентироваться оправдывает действие актера и отличает профессионала от любителя. Как режиссер я всегда требую от актеров точной ориентации. [1]

Эдна Первайэнс:
[В интервью Альме Уитакер]
Эдна рассказывает, что во время съемок фильма Чарли обычно спрашивает: "Если бы это происходило с тобой в реальной жизни, как бы ты поступила?" Она старается ответить как можно обстоятельней, после чего он говорит ей именно это и сделать.
- Не пытайся все время держаться лицом к камере, - говорил Чарли. - При хорошей игре твои эмоции будут транслироваться через любую часть твоего тела с любого ракурса, - это, по словам Эдны, открывало перед актером невероятно широкие возможности, позволяло почувствовать себя непринужденным и естественным. [2]

Кадр из фильма "Золотая лихорадка" (1925)
Читая эти слова, я не могу не вспомнить классический эпизод
из "Золотой лихорадки", в котором Чаплин мастерски передает
все эмоции своего героя, стоя при этом спиной к камере.

Адольф Менжу:
Уже через несколько дней [с начала съемок] я осознал, что в плане тонкостей актерской игры Чаплин даст мне больше, чем любой другой режиссер, у которого я когда-либо снимался. Во время съемок он часто повторял одну замечательную, хорошо запоминающуюся фразу:
- Не играйте на публику! - говорил он. - Помните, за вами подглядывают.
Эти слова образно и ёмко обобщали разницу между игрой на театральной сцене и игрой в кино - напоминали, что в фильме для выражения важных эмоций или мыслей берется крупный план, камера наезжает на лицо актера - и вот оно на экране, увеличено до шести футов от бровей до подбородка. Публика разглядывает его под микроскопом, и актеру уже нельзя играть для галерки, которая располагается в двухстах футах от него, потому что в кинотеатре нет никакой галерки; все зрители сидят буквально у него на коленях.
С самого начала моей актерской карьеры меня учили преувеличенным жестам и реакциям, которые считались необходимыми для того, чтобы рассказать историю через пантомиму. Но когда я или любой другой актер начинали выдавать нечто подобное, Чаплин лишь качал головой и повторял: "За вами подглядывают". Этого было достаточно. Я сразу понимал, что здорово схалтурил и отснятую сцену можно выбросить в окно.
С тех пор я никогда не играл перед камерой, не напомнив себе: "За тобой подглядывают; смотри не облажайся".
Еще одной любимой фразой Чаплина была: "Осмысливайте сцену! Мне неважно, что вы будете делать руками или ногами. Если вы будете действовать осмысленно, всё выйдет как надо".
И нам приходилось переснимать каждую сцену до тех пор, пока мы не начинали проживать ее - пока мы не начинали верить в нее и играть головой, а не только руками, ногами или бровями. [3]

Адольф Менжу, Эдна Первайэнс и Чарльз Чаплин на съемках "Парижанки" (1923)
Чаплин работает над сценой из "Парижанки"
с Адольфом Менжу и Эдной Первайэнс, 1923 г.

Полетт Годдар:
Он сказал мне, что нельзя умничать. Если просто будешь собой, это проявится ярче всего. И тогда тебя примут доброжелательно. Тебя полюбят. То, чему я научилась у Чарли... Я многому у него научилась, но когда я только начинала учиться актерской игре, он сказал: "Крошка, не бойся ошибиться. Потому что зрители любят тебя за то, что ты совершаешь ошибки". И это было действительно так! Я понятия не имела, что делала. Я бродила кругами. А он сказал: "Забудь об этом. Не критикуй. Не анализируй. Сживись со своей ролью, и если сделаешь что-то не так, зрители будут в восторге". В этом ключ к любому выступлению. Нельзя быть слишком умным. Люди терпеть не могут умников. Они их презирают. И иронию, и... всё это. Но если совершишь ошибку, они скажут: "А ведь она живая!" [4]

Чарли Чаплин и Полетт Годдар в "Новых временах" (1936)
Чарли и Полетт в "Новых временах" (1936)

Джек Оуки:
Работая с Чаплином, я убедился в том, что он, вне всякого сомнения, гений. Во всем Голливуде не сыщешь второго такого же. За те четыре месяца, что я снимался в картине, я узнал об актерской игре больше, чем за все годы, что сам посвятил этому. Я поначалу даже не осознал того, что он сразу начал переделывать меня. Все девять лет, что я работал на Парамаунт, в меня вдалбливали одно: что самое главное - это скорость. Я всегда должен был действовать быстро, я был шустрым малым, за которым никто не мог угнаться. Чаплин все это изменил. Он останавливал меня во время съемок и предлагал мне сделать все иначе. В тот момент я не понимал, чего он добивается. Но это становилось очевидным, когда я видел отснятый материал на экране в проекционной. Одного взгляда хватало мне, чтобы понять, как он добивается нужного эффекта. А потом он говорил:
- Все, что тебе нужно, Джек, это перестать спешить. Если, к примеру, ты бьешь кого-то по голове молотком, делай это не так: "бам-бам-бам", а так: "бам --- бам --- бам". Так у зрителей будет возможность посмеяться после каждого удара.
Его чувство темпа безупречно. [5]

Джек Оуки и Чарльз Чаплин на съемках "Великого диктатора" (1940)
Джек Оуки и Чаплин на съемках "Великого диктатора" (1940)

Лиллиан Росс:
[На репетиции театральной пьесы]
- Первое действие - самое важное. Вот почему я подробно останавливаюсь на этом. Вы не должны играть. Вы... не... должны... играть. Я должен закрепить в ваших умах эту мысль. Никакой жалости к себе. Не создавайте у зрителей впечатления, что вы только что прочитали сценарий. Сейчас это звучит фальшиво. Мы так не говорим. Просто выскажите свою мысль. Не пытайтесь казаться утомленными. Вы слишком молоды для этого. Давайте избавимся от актерской игры. Нам не нужна игра. Нам нужны настоящие эмоции. Заставьте зрителей почувствовать, что они подглядывают за вами в замочную скважину. Если будете играть, получится слезливо и муторно. Пьеса сама по себе достаточно сентиментальна. Не изображайте разбитых сердец. Живее. Слезами в голосе вы всё испортите. Ну же, живее. Живее.

- Ради всего святого, избавься от декламации! Избавься от этих интонаций! Просто скажи то, что должен сказать.

- Ты должен мыслить этими словами, а не тупо повторять их, как попугай.

- Произнеси эту реплику так, как ты сам сказал бы это! Проще. Искреннее. Далась вам эта проклятая декламация. Терпеть не могу декламацию. Мне больно это слушать.

- Не усложняйте! Вы начинаете жестикулировать слишком активно. Мне это не нравится. Если жесты привлекут внимание зрителей, вам конец. Жесты не должны бросаться в глаза. Говорю это вам, как человек жестов. Мне самому трудно сдерживаться. [6]

Доун Аддамс:
Мне предстояло многому научиться у Чаплина в отношении игры в кино. Прежде всего, он научил меня раскрывать мою собственную индивидуальность на языке экрана и проецировать ее на роль. "Забудь про то, чему тебя учили в RADA [7], - говорил он мне. - Скажи это так, как сказала бы Доун". Чаплин верит в простоту. Его любимым наставлением было: "Пробивайся". Он хотел, чтобы мы научились выражать себя через свои роли. Никто еще ни разу так не работал со мной над ролью.
Он также отучил меня кивать головой, когда я играю [8]. Это выводит его из себя.
- Помни, что ты должна быть точной, - говорил он. - Движения головой слишком неопределенны. Каждый твой жест должен нести в себе смысл.
Возможно, жизнь среди итальянцев за эти годы приучила меня выражать мысли и эмоции всем телом. Чаплин научил меня снова быть сдержанной. Настолько сдержанной, что теперь даже в Италии я строго слежу за каждым своим жестом. [9]

Доун Аддамс и Чарльз Чаплин в "Короле в Нью-Йорке" (1957)
Доун Аддамс и Чаплин в "Короле в Нью-Йорке" (1957)

Если еще что-то найду/вспомню - сделаю дополнение.



[1] Чаплин Ч.С. Автобиография // О себе и своем творчестве. М. : Искусство, 1990. Т. 1. С. 190-191.
[2] См. Taylorology (The New Edna Purviance - седьмое интервью сверху).
[3] Menjou A., Musselman M. M. It Took Nine Tailors. New York : Whittlesey House, 1948. P. 110-111.
[4] Цит. по: Gilbert J. Opposite Attraction: The Lives of Erich Maria Remarque and Paulette Goddard. New York : Pantheon Books, 1995. P. 59-60.
[5] См. Discovering Chaplin.
[6] Цит. по: Ross L. Moments with Chaplin. New York : Dodd, Mead & Company, 1980. P. 15-19.
[7] Королевская академия драматического искусства (RADA - The Royal Academy of Dramatic Art).
[8] Интересно, что точно такое же наставление получил сам юный Чаплин, репетируя свою первую роль в театре. Очевидно, что этот урок он запомнил на всю жизнь.
[9] Dawn Addams tells about... My Life As Chaplin's Leading Lady // Films and Filming. 1957. August. Vol. 3 No. 11. P. Twelve-thirteen.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Дорогие читатели! Я всегда рада вашим комментариям. Пусть вас не смущает то, что в блоге включена их премодерация - это вынужденная мера против спама и рекламы. Ваш комментарий обязательно будет опубликован сразу, как только я его увижу. - Фракир