04.05.2017

Чаплин о патриотизме

"Я действительно не патриот - это факт. Не только из моральных или интеллектуальных соображений, но еще и потому, что я просто не имею к этому склонности. Как можно спокойно говорить о патриотизме, когда во имя его были уничтожены шесть миллионов евреев? Кто-то может возразить, что это было в Германии; тем не менее, зачатки подобной жестокости дремлют в каждой нации.
Я не могу кричать о национальной гордости. Если за плечами у человека семейные традиции, дом и сад, счастливое детство, семья и друзья, я могу понять, откуда берется это чувство - но у меня не было ничего из этого. В лучшем случае патриотизм для меня сводится к привязанности к местным обычаям: скачкам, охоте, йоркширскому пудингу, американским гамбургерам и Кока-Коле - но нынче эти отечественные вкусняшки распространились по всему миру. Естественно, если бы страна, в которой я живу, подверглась вторжению, полагаю, что, как и большинство из нас, я оказался бы способен отдать жизнь в борьбе за свободу. Но я не способен безоглядно любить свою родину, ибо стоит на ней только возобладать нацизму, как я покину её без малейшего сожаления - а по моим наблюдениям, клеточки нацизма, пусть и дремлющие в настоящий момент, очень быстро могут пробудиться в любой стране. Поэтому я не желаю жертвовать чем-либо ради политической цели, разве что я лично поверю в неё. Я не собираюсь становиться мучеником во имя национализма - и не желаю умирать ни за президента, ни за премьер-министра, ни за диктатора" (Chaplin C. My Autobiography. London, 2003. P. 350.).

Комментариев нет:

Отправить комментарий